ELTE BTK Magyar Nyelvtudományi és Finnugor Intézet

Чушъялова, Анастасия

nyomtatható változat

Чушъялова, Анастасия (Москва) 

О некоторых факторах, определяющих употребление I и II прошедших времен в удмуртском языке (pdf)

 В удмуртском языке, как и в некоторых других уральских языках, существует два прошедших времени (далее – ПВ): «очевидное» с суффиксом (со кошкиз – ’он ушел’) и «неочевидное» (или перфект) с показателем (со кошкем – ’он ушел, оказывается’).

Согласно грамматике современного удмуртского языка 1962 г., I ПВ выражает протекание действия в прошлом, до момента речи, а II ПВ обозначает результат совершившегося действия; I ПВ обозначает действие, очевидцем которого был или как будто был сам говорящий, II ПВ употребляется для обозначения действий, очевидцем и участником которых говорящий не был.

Однако факторы результативности и неочевидности (или эвиденциальности) не являются достаточными для разграничения употребления I и II ПВ, что подтверждают результаты исследования, проведенного нами в начале 2011 г. среди носителей удмуртского языка[1].

Делая предварительные выводы, нужно отметить, что фактор результативности становится всё менее релевантным при выборе форм I и II ПВ; необходимо также выделение других возможных факторов (помимо эвиденциальности), определяющих употребление I и II ПВ. В своем выступлении я более подробно проанализирую ответы респондентов в связи с такими факторами, как возраст, род деятельности респондентов, а также их принадлежность к тому или иному наречию удмуртского языка.




[1] Исследование базируется на опросе, в котором приняли участие 15 человек в возрасте 19-55 лет, говорящих на различных диалектах северного, южного и бесермянского наречий, а также срединных говоров удмуртского языка (далее – сев., юж., бес. и сред. соответственно). В будущем планируется рассмотрение употребления форм I и II  ПВ по каждому наречию в отдельности.